Гадания

Тесты

Лупита Нионго. «Я не спала и постоянно думала о боли»

2Она была номинирована как лучшая актриса второго плана, но из-за шумихи, которая возникла вокруг нее, кажется, что на самом деле 31 -летняя Лупита — главная актриса и настоящая звезда Голливуда.

Свою первую престижную премию — статуэтку в виде бронзового актера — Лупита получила в январе, на премии Гильдии киноактеров США. Победа актрисы очень обрадовала Брэда Питта, который весь вечер был с ней рядом, держал ее за руку и не уставал нахваливать окружающим: «Она особенная». Лупита — представитель африканского народа луо, у которого есть традиция придумывать детям имена исходя из того, что видели родители накануне родов. Так, супруги Дороти и Питер Анянг Нионго дали своей дочери имя в честь Девы Марии Гваделупской (Virgin of Guadalupe — Lupita). Лупита — вторая из шестерых детей в семье. О себе она говорит, что принадлежит к среднему классу, но это не совсем так. Она родилась в Мехико, где ее семья проживала в течение трех лет, пока глава семейства читал лекции в одном из институтов мексиканской столицы. Позже Питер Анянг получил профессорскую степень в Университете Найроби, стал министром здравоохранения Кении, а в прошлом году его избрали в сенат от одного из округов столицы. Мать Лупиты работает директором в собственном агентстве коммуникаций. Еще будучи ребенком, Лупита вдохновилась работой Вупи Голдберг в фильме «Цветы лиловые полей» и уже тогда твердо решила связать свою жизнь с кино — правда, в качестве режиссера. Она окончила Школу драмы Йельского университета, в совершенстве выучила английский и испанский языки. В 2004 году девушка впервые поработала на съемочной площадке — в качестве ассистента продюсера в фильме «Преданный садовник». Съемки проходили неподалеку от дома ее родителей в Найроби. Актер Рэйф Файнс, который в этом фильме сыграл главную роль, спросил тогда Лупиту: «Чем ты хочешь заниматься в жизни?»

Она смущенно ответила, что хотела бы стать актрисой. Файнс вздохнул: «Лупита, только если ты не можешь без этого жить». Я слышала, что на роль Пэтси было около тысячи претенденток.

Спасибо Господу, я не знала об этом до самого начала пресс-тура. (Смеется.) Но мне пришлось очень нелегко. Директор по кастингу вела себя как строевой командир: «Встань на колени и плачь! Еще раз! А теперь всё заново!» Я разыгрывала сцену, в которой Пэтси просит ее убить. Я стояла под флуоресцентной лампой, мне нужно было мысленно переместиться на двести лет назад и показать, как Пэтси сломалась… Представляешь? После кастинга меня пригласили на аудиенцию к режиссеру Стиву Маккуину. Я тогда только окончила университет, всего боялась, так что попасть на работу к человеку такого ранга для меня было счастьем. Что ты подумала, когда получила эту роль? Помню, я сразу позвонила отцу и сообщила, что буду сниматься вместе с Брэдом Питтом. Он сказал: «О, так ты все-таки получила работу!» Я сочла эту реакцию положительной, потому что поначалу родители были обеспокоены моим решением стать актрисой. Новость о том, что я утверждена на роль, показалась мне сном наяву. Но это же было и началом кошмара. Во-первых, потом я каждый день ждала, что зазвонит телефон и Стив скажет: «Извини, я ошибся». А во-вторых, мне предстояло впустить в свою душу огромное горе, огромные страдания.

Ты очень реалистично страдаешь.

Меня часто спрашивают, есть ли в моем прошлом что-то такое, что могло бы мне помочь сыграть именно так. Но ничего такого у меня не было. Я в своей жизни никогда не была рабыней. (Улыбается.)

Тебе удавалось выйти из образа и расслабиться после съемочного дня?

С этим всё обстояло довольно сложно. Меня мучила бессонница, потому что я постоянно напоминала себе о боли, которую испытывает моя героиня и которую я должна показать. То есть бессонница помогла тебе страдать более натурально?

Никогда не думала об этом в таком ключе. (Смеется.) Я могла бы ответить на этот вопрос, если бы снялась в фильме снова, только на этот раз спала бы как убитая. А сейчас мне просто не с чем сравнивать. Скажи, а как ты справлялась с жарой? Говорят, актеры там чуть ли не в обморок падали…

О да, жара стояла невероятная. Был разгар лета. Но нам было необходимо снимать именно в таких условиях. Помню, в самом начале мы снимали сцену на хлопковых полях, было что-то около полудня. Пот тек с меня ручьем, и я не знаю, как мне удалось пережить всего лишь час съемок. А ведь настоящие рабы проводили на плантациях по шестнадцать часов в день!

Что ты делала вне съемочной площадки? Болтала с другими актерами?

Мы наслаждались компанией друг друга и чувствовали себя так, словно будем вместе до конца своих дней. (Смеется.) Мы делили между собой хлеб и ели из одной посуды… Несмотря на боль, которую нам приходилось в себе ежедневно культивировать, съемки были для меня наслаждением. Работа над этим фильмом как-то изменила твою жизнь?

Думаю, да. Мой бэкграунд — семья из среднего класса, и для меня стало большим открытием, что кто-то жил так, как моя героиня. Еще до съемок я посетила музей в Балтиморе, посвященный великим чернокожим людям, и увидела там огромный мешок с хлопком, который был больше меня, — это меня поразило. Несмотря на то что в школе мы изучали тему рабства, она почему-то не была освещена так глубоко, как, например, Холокост. Так что это всё стало для меня уроком. Каким ты видишь свое будущее? Я хочу больше сниматься. Надеюсь, то, что сейчас со мной происходит, — лишь начало длинного и разнопланового карьерного пути. Я ведь даже не мечтала, что мой первый фильм станет таким важным. Я просто счастлива!

Комментарии запрещены.