Гадания

Тесты

Коко Шанель

de129f397660Великая тайна красоты

 

Имя Коко Шанель уже давно стало синонимом утонченного вкуса. Сегодня, как и почти сто лет назад, любая модница имеет в своем арсенале по меньшей мере одно из легендарных творений мадемуазель коко: маленькое черное платье, приталенный жакет, классические женские брюки или флакончик духов «Шанель № 5». Эта женщина убедила мир, что даже повседневная и неброская одежда может стать верхом элегантности. а еще великая и неподражаемая Коко любила повторять: «Мне не нравится, когда люди говорят о моде Шанель. Шанель — это прежде всего стиль. Мода выходит из моды. Стиль  никогда». Сегодня у нее по-прежнему миллионы почитателей и последователей, а стиль мадемуазель Коко остается непревзойденным эталоном.

 

Детство фантазерки

Коко Шанель родилась  19 августа 1883 года во французском городе Сомюр в семье рыночного торговца Альбера Шанеля и дочери сельского плотника Евгении Жанны Деволь. Девочку назвали Габриэль — в честь медсестры, которая помогала принимать роды. Супруги Шанель никогда не были образцовыми родителями, да и друг к другу давно охладели. В результате, когда в 1895 году Евгения Жанна умерла от астмы, Альбер без сожалений и угрызений совести сдал двенадцатилетнюю Габи и четырех ее братьев и сестер в католический приют Обазин, откуда через какое-то время их забрали родственники.

Габриэль, лишившись матери и пережив предательство отца, никак не хотела принимать печальную реальность, а потому росла отчаянной фантазеркой. Например, всем подряд она рассказывала, что ее отец владеет роскошными виноградниками и продает в Нью-Йорке самое лучшее на свете вино. Другие воспитанницы откровенно насмехались над выдумщицей, но она действительно верила, что однажды папа одумается, вернется и заберет ее из приюта. Увы, отца девочка больше не увидит.

Зато любовь к выдумыванию историй у Шанель не пройдет никогда. Уже будучи знаменитостью, она с энтузиазмом перетасует и значительно дополнит факты своей жизни. Так, Коко с легкостью выбросит из нее злосчастные годы, проведенные в приюте, и заставит биографов изрядно поломать голову над хитросплетениями ее жизненного пути. Подобным образом мадемуазель Коко будет поступать всегда — каждый новый день начинать с чистого листа, стирая из памяти все несчастья и горести.

В восемнадцать лет Габриэль пришлось начать самостоятельную жизнь. Она поселилась в городе Мулен, где устроилась в магазин трикотажного белья помощницей продавца. С первых же дней девушка стала получать заслуженные похвалы как от хозяина лавки, так и от заказчиков — уже тогда она превосходно орудовала иголкой и ножницами и хорошо разбиралась в премудростях портняжного дела. Габи, наделенная от природы очаровательной внешностью, конечно же, не проводила все время за шитьем. Девушка любила шумные компании, а потому частенько наведывалась в местный бар «Ротонда», завсегдатаями которого были молодые офицеры. Красота, изящество и артистизм Габи уже тогда привлекали мужчин, делая ее объектом всеобщего внимания. Однажды, выпив пару лишних бокалов шампанского, Габриэль решила спеть со сцены. Позже она с ужасом вспоминала, как у нее сводило колени и предательски дрожал голос. Однако дебют состоялся, и публика встретила миниатюрную кареглазую девушку с восторгом. Успех первых выступлений вскружил Габи голову, она даже всерьез вознамерилась стать певицей. Особой популярностью у публики пользовались незатейливые песенки «Ко Ко Ri Ко» и «Qui qua vu Сосо». Вызывая Габриэль на бис, особенно бойкие поклонники скандировали: «Ко-ко! Ко-ко!» Так и родился ее знаменитый псевдоним. Хотя сама она утверждала, что это трогательное прозвище получила благодаря отцу, который ласково называл ее цыпленочком.

 

Шляпка решает всё

 

Однако довольно скоро Габриэль откажется от сценической карьеры и пойдет по другому пути. В юности Шанель ощущала себя ущербной из-за мещанского происхождения и страдала от безденежья. Она с упоением мечтала о том, что однажды добьется признания, неслыханного успеха, и станет сказочно богатой. Поэтому встречу в 1905 году с офицером в отставке Этьеном Бальзаном девушка восприняла как подарок судьбы. Этьен занимался разведением племенных лошадей, имел положение в обществе и был весьма состоятельным человеком. Влюбленный офицер готов был носить ее на руках.

Габриэль согласилась переехать в его роскошный замок в предместье Парижа. Поначалу аристократическая жизнь показалась ей раем: она могла сутками не выходить из будуара, любая ее прихоть мгновенно исполнялась. Но Бальзан не спешил предлагать Габриэль руку и сердце. Оставаться всю жизнь любовницей и содержанкой в планы Шанель не входило, да и сидеть без дела ей вскоре наскучило. Она заявила Бальзану, что хочет стать модисткой, — в ответ тот лишь посмеялся над ней, заявив, что и слышать не желает об этой чепухе. Тогда Коко без сожалений ушла от него.

Некоторое время спустя судьба свела Шанель с другом Бальзана, молодым лондонским предпринимателем Артуром Кейпелом. Он оценил таланты Габриэль, поддержал ее идею открыть салон дамских шляпок и пообещал оказать любую необходимую помощь. Первыми обладательницами изящных головных уборов Коко стали многочисленные бывшие и нынешние любовницы Кейпела. Дамы были в восторге от шляпок Шанель. И в 1910 году у Коко появился собственный бутик шляпок в Париже.

Стоит отметить, что в начале XX века шляпка считалась не столько модным аксессуаром, сколько важным социальным атрибутом любой уважающей себя дамы. Однако головные уборы того времени были довольно тяжелыми, громоздкими и неуклюжими. «Разве могут мозги нормально функционировать подо всем этим?» — искренне возмущалась Шанель. Ее ответом стала фирменная шляпка в виде лодочки: миниатюрная, легкая и удобная. Новшество пришлось по вкусу модницам Парижа, и эта весьма изящная шляпка продолжала пользоваться спросом почти пятьдесят лет.

 

Шанель узаконила короткую стрижку для женщин (1935)

 

Новый стиль новой эпохи

Скорее всего, именно Кейпел подал идею, подтолкнувшую Шанель к созданию оригинального стиля. Глядя однажды, как Габриэль прихорашивается у зеркала в новом туалете собственного пошива, Кейпел простодушно спросил: «Почему бы тебе не заказать английскому портному элегантные копии тех платьев, что ты носишь каждый день?»

Шанель охотно последовала этому совету, и о ней сразу заговорили в мире высокой моды, взбудораженном ее революционными новшествами. Прежде всего она освободила дам от ненавистных тесных корсетов. Сама Шанель никогда не носила их, а порой даже предпочитала одежду своих многочисленных ухажеров: белые рубашки, пиджаки, пальто, галстуки. Позже это станет фирменным штрихом Шанель — стилизация мужских элементов гардероба под женские.

French Fashion Designer Coco ChanelУ поклонников Коко не только заимствовала предметы гардероба, но и всегда старалась чему-нибудь научиться. Так, живя в замке Бальзана, Шанель освоила верховую езду. Практичная Габриэль сразу поняла, что ездить верхом в длинной юбке или платье — неудобно. Она взяла на время брюки у жокея и отправилась с ними в ближайшее ателье с требованием скроить для себя точно такие же. Портной, принимавший заказ, пришел в замешательство: «Но, мадам, женщине не пристало ходить в мужских брюках!» Габриэль молча удалилась, решив, что сошьет их сама. Когда на следующий день в замке Бальзана был прием и наездница в брюках предстала перед гостями, они испытали шок. Но уже к обеду все наперебой твердили, что брюки и женщина созданы друг для друга.

Спустя некоторое время в очередь к Шанель выстроились любительницы верховой езды и других видов спорта. Во многом благодаря этому случаю о молодой портнихе узнала и заговорила парижская публика. Вслед за шляпками и брюками Шанель научила женщин носить «матроску», джемпер и жакет. Позже она явит миру пляжную пижаму, женский пиджак, блейзер, длинный свитер. Благодаря Коко в женскую моду вошла и ткань джерси, из которой до сих пор шили только мужское белье.

Но главным изобретением Шанель стало маленькое черное платье. Американский журнал «Vogue» в 1926 году восторженно писал: «Шанель — это такой же переворот в моде, как Форд — в автомобильной промышленности». Удобное и невероятно элегантное платье можно было надеть утром на работу, а вечером дополнить яркой шалью или бусами и отправиться в нем на свидание. По популярности его можно сравнить разве что с классическим костюмом от Шанель, символом лаконичной красоты и практичности: соблазнительно обтягивающая узкая юбка и жакет без воротника с золотистыми пуговицами и накладными карманами.

Было и еще одно модное новшество, полюбившееся дамам с легкой руки Шанель. Поговаривали, что однажды по неосторожности она опалила свои волосы пламенем газовой колонки. Проблему Коко решила со свойственной ей находчивостью — взяла ножницы и обрезала локоны. Так появилась фирменная стрижка а-ля гарсон, которая тут же стала необычайно популярной, хотя до этого момента дамам полагалась только сложная прическа из длинных волос. Словом, Шанель подарила миру не только новый стиль, но и новое лицо, ставшее символом целой эпохи, — как верно подметил кто-то из ее окружения, мордочку мятежной сиротки со взором олененка.

 

Особенно интересен был метод работы мадемуазель Коко. Она никогда не делала ни эскизов, ни выкроек для своих нарядов. Шанель набрасывала на модель кусок материи, брала ножницы и булавки, и спустя несколько мгновений на свет являлся изящный неповторимый силуэт.

Коко Шанель изменила даже сам статус кутюрье в обществе. Если раньше наряды от хорошего портного были достоянием избранных, то она сделала модную стильную одежду доступной для широких масс. Ее детская мечта о красивой жизни сбылась, но Шанель старалась не показывать истинных чувств, предпочитая с холодным безразличием говорить: «Я вошла в общество не потому, что должна была создавать одежду. Наоборот, я создавала одежду, потому что стала первой в обществе женщиной, живущей полной жизнью этого века».

 

Мир в черных тонах и русский дух Коко

Одно из самых тяжких испытаний принес Шанель 1919 год. Как-то пасмурным днем ей сообщили по телефону, что Артур Кейпел разбился на своей машине по дороге в Ниццу.

Габриэль примчалась к месту аварии так быстро, как только смогла. Она увидела дымящуюся груду металла, в которой едва угадывалось авто Кейпела, повсюду была кровь…

На этот раз она своих чувств не скрывала. «Женщина не может быть счастлива, если она нелюбима. Ведь ей нужно только это. Женщина, которую не любят, — это ноль и ничего больше. Уж поверьте мне: молодая она или старая, мать, любовница… Женщина, которую не любят, — погибшая женщина. Она может спокойно умирать, это уже не важно», — с горечью говорила Шанель. Вернувшись домой, она выкрасила в черный цвет стены комнат и сама облачилась в траур. Удивительно, но примеру Габриэль последовали сотни женщин, черный цвет стал самым модным, а спустя десятилетия уже был классикой. До той поры черный считался уделом простолюдинок. Шанель же возвела его в ранг культового и навсегда ввела в гардероб всех без исключения дам.

Габриэль впала в глубокую депрессию, даже мировое признание теперь для нее ровным счетом ничего не значило. Вернуться к жизни ей помогли новые друзья — известный композитор Игорь Стравинский и организатор «Русских сезонов» в Париже Сергей Дягилев. Последнему, кстати, Шанель неоднократно придет на выручку, когда все остальные от него отвернутся. Так, она безвозмездно даст 300 тысяч франков на постановку балета «Весна священная». А перед смертью Дягилева проведет у его постели не одну бессонную ночь и затем выделит средства на достойные похороны.

 

 

Став состоятельной, Шанель всегда щедро и с готовностью помогала друзьям деньгами. Коко не забыла тягот сиротского детства и нищенской юности, а потому стремилась протянуть руку помощи тем, кто действительно в ней нуждался.

Шанель близко сошлась с русской диаспорой в Париже и вскоре, в 1920 году, познакомилась с великим князем Дмитрием Романовым, кузеном Николая II. Между ними вспыхнул бурный роман, что не могло не сказаться на очередной коллекции. Шанель представила на суд публики роскошные туники и юбки с искусной вышивкой, которые в одночасье были признаны настоящими шедеврами модного искусства. Также она включила в коллекцию роскошные меховые одежды. На специальный показ кутюрье пригласила в качестве моделей русских аристократок, которые показали парижской публике, как должна носить меха настоящая женщина.

Чуть позже, в 1923 году, Шанель вдруг предложила своим почитательницам нарядиться в некое подобие крестьянской рубахи — широкую блузу с поясом. Как ни странно, это новшество тоже пришлось по душе благородным дамам и заняло почетное место в их гардеробах.

 

 

Наряд для истинной женщины

Стиль Шанель был фактически безукоризненным: лаконичность и обворожительный силуэт сочетались с женственной элегантностью и удивительной практичностью.

Не хватало лишь последнего штриха, который бы завершил образ и подчеркнул его неповторимость. В скором времени Коко нашла и его.

Великий князь Дмитрий Павлович познакомил Шанель с именитым парфюмером Эрнестом Бо, отец которого много лет проработал в компании, поставлявшей фармацевтическую продукцию российскому императорскому двору, и передал сыну немало профессиональных секретов. Коко предложила Эрнесту придумать «духи для женщины, которые пахнут как женщина». Сейчас может показаться странным, но в 1920-е годы дамы предпочитали простые цветочные ароматы, к примеру, весьма популярны были запахи нежной фиалки или терпкой розы. Смешивать ароматы считалось признаком дурного тона, однако Шанель это не остановило.

Вместе с Эрнестом Бо она собрала в одном флаконе целых восемьдесят ароматов. Парфюмер предложил ей на выбор двадцать вариаций цветочного микса. Шанель выбрала образец под номером 5 — свое счастливое число. Она попросила добавить в пробирку чарующие нотки любимого ею ландыша и присвоила шедевру скромное название «Шанель», дополнив его порядковым номером образца. В 1921 году аромат был официально представлен публике. Когда мадемуазель Коко спросили, как правильно нужно наносить ее духи, она ответила вопросом: «А куда вы хотите, чтобы вас поцеловали?»

Все, что ни делала Шанель, как по мановению волшебной палочки становилось популярным. История повторилась и с фирменным ароматом. Среди его поклонниц оказалась даже Мэрилин Монро. Как-то дотошные журналисты попытались выведать у актрисы, в какой одежде она предпочитает спать. Кокетливая блондинка ответила, что ей вполне хватает пары капель «Шанель № 5». После этого интервью сенсационный аромат исчез с прилавков бутиков буквально за несколько дней. Плоский прозрачный флакон «Шанели № 5» и сегодня есть на туалетном столике у многих дам. Недаром великая Коко Шанель как-то сказала: «У женщины, которая не пользуется духами, нет будущего».

Чуть позже дом моды Шанель занялся разработкой украшений. Коко и здесь пошла на рискованный шаг: смешала натуральные камни и стразы. Однако результат превзошел все ожидания, и украшения от Шанель стали такими же популярными, как шляпки, одежда и духи. Габриэль снова ликовала: «Драгоценности — это целая наука! Красота — это грозное оружие! Скромность — это верх элегантности!»

Коко Шанель обладала поистине парадоксальным характером, а ее подчас невыносимое высокомерие шокировало окружающих. Она могла сначала протянуть руку помощи, а затем морально уничтожить человека. Ее циничность, резкость и прямота нередко отталкивали людей. Знакомые Габриэль в один голос утверждали, что ее подарки — словно пощечины, и лучше бы их вообще не получать. Шанель всегда говорила людям правду в глаза, причем умела преподносить ее в саркастически едких и прямолинейно грубых формах. Королева моды любила повторять: «Мне плевать, что вы обо мне думаете. Я о вас не думаю вообще».

Вместе с тем Коко могла быть нежной и кокетливой, оставаясь в глубине души чрезвычайно ранимой и уязвимой. Она отличалась невероятной работоспособностью, была фанатично предана своему искусству. Порой новые идеи приходили к ней во сне, тогда она просыпалась и с воодушевлением принималась за работу.

Мадемуазель Коко никогда не была публичным человеком, богемной жизни предавалась неохотно. Иногда она посещала светские рауты, где ее всегда встречали с распростертыми объятиями. Среди ее близких друзей числились не только представители высшего общества, но и такие мировые знаменитости, как Анри де Тулуз-Лотрек, Огюст Ренуар, Пабло Пикассо. Последний находил Коко весьма остроумной и интересной собеседницей, называл ее самой рассудительной женщиной на свете. Она действительно обладала сильным, волевым характером, что притягивало к ней мужчин, восхищенных ее целеустремленностью, несгибаемой уверенностью в себе, ореолом успешности и независимости.

Пылким поклонником Коко Шанель стал и герцог Вестминстерский, с которым она впервые встретилась в Монако в 1925 году. (Это он позже познакомит Габриэль с принцем Уэльским и Уинстоном Черчиллем.) Новые эмоции и свежие впечатления незамедлительно нашли отражение в очередной коллекции. Благодаря Коко Шанель модницы всего мира стали носить твидовые костюмы, красивые вязаные свитера, матросские береты.

 

Рядом с герцогом Вестминстерским Габриэль расцвела и была счастлива как никогда. Ее будто подменили: она стала робкой и послушной, всюду следовала за возлюбленным, словом, вела себя как ребенок. «Моя настоящая жизнь началась, когда я встретилась с Вестминстером. Наконец-то я нашла плечо, на которое могла опереться, дерево, к которому могла прислониться», — не скрывала Коко своего воодушевления.

Среди поклонников Шанель было множество достойных мужчин, и каждый почел бы за честь стать ее мужем. Однако она неизменно отвечала отказом. Даже герцог, вопреки всем ожиданиям, не стал исключением. На предложение Вестминстера Коко сказала с улыбкой: «Зачем мне выходить за тебя? Ведь Коко Шанель — единственная на свете, в то время как есть уже три герцогини Вестминстерские».

 

Маленькая война большой женщины

Казалось, успеху Шанель ничто не способно Чуг у помешать, но в 1939 году —  началась Вторая мировая война… Коко пришлось закрыть свой дом моды. Но, в отличие от других ведущих дизайнеров, она осталась в Париже. Бездействие и неопределенность угнетали Шанель. За годы войны на долю Коко выпало немало испытаний и волнений за близких. Ее племянник Андре, ушедший на фронт, попал в плен. И только благодаря хлопотам давнего приятеля Шанель немецкого дипломата Ганса Гюнтера фон Динклаге юношу удалось вызволить и вернуть на родину.

По одной из версий, Коко даже предприняла попытку положить конец ненавистной войне. Она намеревалась встретиться с Уинстоном Черчиллем, чтобы убедить его в необходимости провести секретные британо-германские переговоры. Весьма кстати в оккупационном немецком правительстве оказался знакомый Шанель, который передал предложение Вальтеру Шелленбергу — главе шестого управления, ответственного за внешнюю разведку. Удивительно, но Шелленберг не только одобрил предложение Шанель, но и разрешил ей отправиться в Испанию для личной встречи с Черчиллем. Шеф внешней разведки придумал для секретной операции специальное название — «Модельхут» (Модная шляпа). Хотя, конечно, поездка за границу вряд ли походила на тайную операцию.

Полная решимости Габриэль приехала в Мадрид, однако встреча не состоялась — премьер-министр Великобритании был болен. Подавленная и разочарованная, Коко вернулась в Париж, где ее тут же арестовали по обвинению в сотрудничестве с немцами. Черчилль пытался защитить Шанель, однако французские власти упрямо стояли на своем: ее уже считали едва ли не вражеской шпионкой. И все же Коко вышла на свободу, но оставаться в столице Франции не пожелала и вскоре уехала в Швейцарию, где провела без малого десять лет.

 

Искусство быть женственной

После войны Шанель вернулась в Париж, чтобы начать все с нуля. К этому времени новой звездой моды стал Кристиан Диор. Он произвел настоящую революцию — от скромной красоты и сдержанного стиля Шанель не осталось и следа. Наступило господство кринолина и пышных платьев с затянутой талией и немыслимым количеством складок.

Шанель открыто высмеивала чересчур пафосный стиль Диора, называя его самого «мужчиной, который не имел ни одной женщины за всю свою жизнь и стремится одеть их так, как если бы сам был женщиной». Коко вообще была весьма ревнива и беспощадна по отношению к конкурентам. Как-то раз, увидев на одной из своих моделей платье от Юбера де Живанши, Шанель схватила ножницы, которые всегда носила при себе, и мгновенно распорола наряд, заявив с довольной улыбкой, что так платье смотрится гораздо лучше и экстравагантнее.

 

Тем не менее отступать Шанель не собиралась и в 1954 году снова вошла в мир высокой моды. Ей уже семьдесят один, но она полна творческих планов и решимости. «Я больше не могла видеть то, что сделали с парижским кутюр такие дизайнеры, как Диор или Бальмен», — поясняла мадемуазель Коко.

К радости злопыхателей, первая послевоенная коллекция Шанель вызвала у публики недоумение. Все ждали от нее чего-то нового, поразительного, а взамен получили старую добрую, немного усовершенствованную спокойную классику. На все претензии Габриэль уверенно отвечала: «Остерегайтесь оригинальности, в женской моде оригинальность может привести к маскараду».

Зато в этом же году неутомимая Шанель представила публике новый чудо-аксессуар. Однажды она кокетливо пожаловалась: «Я устала носить ридикюли в руках, к тому же я их вечно теряю». А спустя некоторое время выпустила небольшую прямоугольную сумочку на длинной серебристой цепочке. Теперь дамы могли спокойно повесить ее на плечо и ни о чем не волноваться.

Шанель не только быстро вернула себе былую славу, но и нашла ценительниц своего стиля среди признанных голливудских звезд, таких как Элизабет Тейлор и Одри Хепберн. Позже, в 1969 году, легендарная Кэтрин Хепберн сыграет Габриэль Шанель в знаменитом бродвейском мюзикле «Коко».

Последнюю коллекцию Коко Шанель выпустила, когда ей было восемьдесят семь. Несмотря на преклонный возраст, она сохранила благородную осанку, ясный ум и все черты той обворожительной Коко, которой на протяжении десятилетий стремились подражать миллионы женщин.

 

Сама Шанель охотно делилась с журналистами секретами успеха и красоты: «Главное в женщине — не одежда, а милые манеры, рассудительность и строгий режим дня. Женщина должна быть женственна и спортивна и никогда не дурманить себя пустыми разговорами. Она должна знать, зачем и куда ей надо идти, какова цель каждого жеста и взгляда. Надо сохранять собственную неповторимость: в движениях, мыслях, поступках. Уметь противостоять даже требованиям моды».

 

Секрет вечной молодости

Коко Шанель любила повторять: «Каждая женщина имеет тот возраст, какого заслуживает». На закате дней она выглядела великолепно: была стройной, —  подтянутой и необычайно жизнерадостной. Ей всегда удавалось сохранять ребяческий задор и по-детски искреннее жизнелюбие. Кроме того мадемуазель Коко ревностно следила за собой и даже в восемьдесят лет весила столько же, сколько и в двадцать. Она вывела собственную формулу вечной молодости: «В двадцать лет ваше лицо дает вам природа, в тридцать — его лепит жизнь, но в пятьдесят вы должны заботиться о нем сами». Шанель прожила насыщенную и удивительно долгую жизнь и объясняла это тем, что всегда была против вредных привычек и заботилась о своем здоровье. «После бессонной ночи не создашь ничего путного днем», — не уставала повторять она, добавляя: «Нельзя позволять себе обжорство и алкоголь, которые разрушают тело, и все же надеяться, что ваш организм продолжит работать безотказно. Свеча, подожженная с двух концов, безусловно, светит очень ярко, но темнота, которая последует затем, будет вечной».

Королевы моды не стало 10 января 1971 года. Она скончалась в номере люкс отеля «Ритц» от сердечного приступа. Похоронена Коко Шанель на кладбище в Лозанне (Швейцария). На ее могиле установлено великолепное мраморное надгробие с пятью львиными головами.

Тем не менее двери дома моды Шанель открыты и сегодня: с 1983 года его главным дизайнером стал Карл Лагерфельд, который не только бережно хранит неповторимый дух и традиции стиля Шанель, но и привносит свои фирменные штрихи, благодаря чему этот дом моды до сих пор находится на пике популярности. В память легендарной основательницы модного дома Шанель к ее 125-летнему юбилею Лагерфельд разработал дизайн монеты номиналом 5 евро с портретом блистательной Коко. Золотую монетку, выпущенную в количестве 99 штук, оценили в 5900 евро.

На пике своей славы Коко Шанель сказала: «Говорят, что женщины одеваются ради женщин, что их подстегивает дух соперничества. Это правда. Но если бы на свете больше не осталось мужчин, женщины перестали бы одеваться». Пожалуй, эту истину не сможет оспорить ни одна модница…

Комментарии запрещены.