Гадания
Тесты

30 36 28 4 1 33

Эльза Скиапарелли

3Наряды в стиле сюр

 

Эльза Скиапарелли обладала неординарным воображением и фантастической интуицией, что позволило ей опередить свое время на десятилетия и кардинально изменить представления о моде. Эксцентричная королева сюрреализма, доказавшая всему миру, что мода — это искусство быть не такой, как все, она создала свой собственный стиль — экстравагантный, волнующий, дерзкий. Вместе с тем в обыденной жизни Скиапарелли всегда оставалась скромным и даже замкнутым человеком строгих нравов и больше всего на свете ценила уединение и семейное счастье сегодня имя ее помнят, к сожалению, лишь историки моды, а между тем именно она была главной соперницей легендарной Коко Шанель и любимицей голливудских кинозвезд.

 

Богатая бедная девочка

Эльза Луиза Мария Скиапарелли принадлежала к старинному аристократическому  роду.

Знаменитый итальянский астроном Джованни Вирджинио Скиапарелли, открывший в 1877 году марсианские каналы, приходился ей двоюродным дядей. Говорят, что однажды он заметил на шее девочки несколько родинок, расположением напомнивших ему созвездие Большой Медведицы, и с тех пор часто повторял: «Вот увидишь, родная, они обязательно принесут тебе удачу!»

Эльза появилась на свет 10 сентября 1890 года в родовом дворце Корсини в Риме. Мать Эльзы Мария-Луиза родилась на Мальте, в ее жилах текла египетская кровь, а отец Эрнесто был выдающимся востоковедом и египтологом, одним из ведущих ученых-археологов рубежа XIX-XX веков. Эрнесто Скиапарелли служил директором итальянской библиотеки и активно занимался общественной деятельностью. Помимо науки он увлекался коллекционированием монет и даже обменивался ими с королем Италии Виктором Эммануилом, с которым поддерживал дружеские отношения.

Детство Эльзы прошло в достатке, но родительской любви и ласки девочка была лишена. Мать воспитывала ее в исключительной строгости, почти не проявляя нежных чувств. Отец дома бывал редко, поскольку много времени проводил в научных экспедициях.

Эльза чувствовала себя изгоем. Все женщины в роду Скиапарелли — тетка, мать, сестра Эльзы — были удивительно хороши собой, а сама она красотой не блистала, о чем ей не забывали напоминать заботливые родственницы. Они заставляли ее носить старомодные мешковатые наряды и столь же нелепые прически. Все это, разумеется, сильно возмущало Эльзу, и она отчаянно пыталась хоть что-то изменить. Однажды, еще малышкой, девочка заметила, что цветы в их саду необычайно красивы и все ими восхищаются, и решила вырастить их… на своем лице. Для этого она насыпала семян себе в нос и уши, но эксперимент закончился неудачей: она начала задыхаться, и ее едва успели спасти.

Родительское равнодушие убивало маленькую Эльзу, но на время забыть о недостатке душевного тепла ей помогала усердная учеба. Она прилежно изучала иностранные языки, итальянскую культуру и историю, восточное искусство. Могла сутки напролет пропадать в отцовской библиотеке, рассматривая иллюстрации старинных книг по религии, искусству и архитектуре. Кумиром Эльзы с малых лет стал Леонардо да Винчи. Ее восхищали изобретения гениального ученого, особенно парашют и чертежи прототипа самолета. Как-то раз Эльза, чтобы привлечь к себе внимание родных, даже соорудила собственный парашют из зонтика и спрыгнула с ним из окна. К счастью, она приземлилась в цветочную клумбу и осталась цела.

В другой раз, надеясь растопить лед в сердцах взрослых, предприимчивая Эльза поведала кухарке слезливую историю о том, что на самом деле она — подкидыш и долго в одиночестве скиталась по грязным улочкам Рима, пока добрые господа не подобрали ее и не разрешили остаться во дворце. Женщина была тронута до глубины души и к концу рассказа маленькой выдумщицы почти рыдала. Позже, когда обман был раскрыт, кухарка долго не могла поверить, что ребенок способен так искусно и убедительно лгать. Но этот талантливый спектакль не тронул родителей, которые сочли его обыкновенной шалостью непоседливого ребенка.

Затаенная детская обида на родителей навсегда осталась в душе Эльзы. Возможно, именно поэтому и появился на свет ее неимоверно вычурный, яркий, шокирующий стиль. Стиль, привлекающий внимание, которого ей так не хватало, когда она была ребенком… Уже будучи успешным модельером, Скиапарелли создаст свои двенадцать заповедей для женщин, одна из которых гласит: «Никогда не стоит забывать, что двадцать процентов женщин страдают комплексом неполноценности, а семьдесят процентов живут иллюзиями».

 

Дебют в синих тонах и неудача в браке

Когда Эльзе исполнилось двадцать три года, одна из близких подруг предложила ей поработать гувернанткой в Лондоне. Девушка без сожалений покинула  отчий дом, а вместе с ним и довольно провинциальный в то время Рим. Но перед тем как перебраться в туманный Альбион, она решила побывать в Париже — и этот город покорил ее с первого взгляда. Эльза целые дни проводила в музеях, театрах, антикварных лавках или просто бродила по парижским улочкам. Во время одного из таких променадов Скиапарелли встретила знакомого, который пригласил ее на бал.

Это был первый бал в жизни девушки. К своему ужасу Эльза обнаружила, что в ее гардеробе нет ни одного подходящего платья, а карманных денег на приличный наряд явно не хватает. Недолго думая

Скиапарелли отправилась в ближайший магазин и купила отрез темно-синего крепдешина и лоскут оранжевого шелка. Кроить и шить Эльза не умела и соорудила затейливый наряд, скрепив ткань несколькими булавками. Платье Скиапарелли произвело на балу настоящий фурор — дамы наперебой спрашивали, какой искусный французский кутюрье сшил столь элегантный наряд, а мужчины не спускали с нее восхищенных глаз. Именно на этом вечере Эльзу впервые заметил дизайнер Поль Пуаре. В те годы он возглавлял собственный дом моды, его имя с придыханием произносили все парижанки. Это было первое, мимолетное знакомство Эльзы и Пуаре. Главная их встреча состоялась позже.

Вскоре после бала Скиапарелли отправилась в Лондон, где ее ожидало место гувернантки. Она быстро освоилась с новым делом, а в свободное время обычно изучала местные достопримечательности. Одна из таких прогулок привела Эльзу на лекцию по теософии, которую читал граф Уильям де Вендт де Керлор. Импозантный и эрудированный лектор настолько впечатлил девушку, что по окончании доклада она решилась подойти к нему и завести беседу. На следующее утро Эльза Скиапарелли уже была помолвлена с графом, а через некоторое время, несмотря на недовольство ее родителей, состоялась и свадьба.

Семейная гармония продлилась недолго — Скиапарелли вскоре обнаружила в характере мужа новые для себя грани. Уильям оказался транжиром, и в первую очередь принялся растрачивать внушительное приданое своей возлюбленной. Он спускал деньги в карточных играх и на скачках, кутил в шикарных ресторанах, развлекался с дорогими куртизанками, меньше всего заботясь о чувствах супруги. Поначалу Эльза безропотно сносила все это и продолжала сопровождать его в лекционных турне. В отличие от мужа она блестяще владела иностранными языками, и бесплатный переводчик в ее лице был весьма кстати.

Брак Скиапарелли завершился так же неожиданно, как и начался. Во время Первой мировой войны де Керлор решил перебраться в Нью-Йорк, чтобы продолжить читать лекции. Граф с головой погрузился в море развлечений, чему весьма способствовали толпы поклонниц теософии. Если верить слухам, то именно здесь примерно в 1919 году Уильям встретил Айседору Дункан и бросил ради нее беременную Эльзу.

 

Эльза, хоть и ждала ребенка, без сожаления рассталась с мужем. Роды оказались мучительными и едва не стоили ей жизни. Мария Луиза, или Гого, как ласково называла ее Эльза, появилась на свет со страшным недугом — церебральным детским параличом. И Эльза делала все возможное, пытаясь хотя бы как-то облегчить страдания дочери.

Это были далеко не лучшие времена для Эльзы. Она осталась одна в незнакомом городе, без средств к существованию, поселилась в захудалой гостинице, бралась за любую работу, которая была ей под силу. Отчаявшись поправить положение, Эльза в 1922 году решила вернуться в Париж, а Гого по совету врачей устроила в один из пансионатов в Лозанне.

 

Свитер цвета успеха

В  Париже Эльзе Скиапарелли пришлось начинать все  с нуля. Но тут неожиданно фортуна улыбнулась ей.

Как-то раз вместе с подругой Габи Пикабиа они зашли  к Полю Пуаре, с которым Эльза была уже знакома. Ожидая, пока Габи выберет себе наряд, Эльза просто так, без всякой задней мысли, накинула на плечи изумительное манто. Заметив, как хорошо оно сидит на гостье, Пуаре не моргнув глазом подарил его Эльзе. После этой встречи между ней и дизайнером завязалась теплая дружба. Однако знакомство с первым модельером Парижа не помогло Скиапарелли начать собственную карьеру. В модных ателье, куда Эльза пыталась устроиться на работу, ей постоянно отказывали. А в доме моды Магги Руфф и вовсе посоветовали заняться разведением картофеля, поскольку «ни на что другое у нее нет способностей». Но Эльза умела ждать.

Случай не раз становился для нее спасительной соломинкой, и она всегда старалась использовать счастливый шанс. Однажды к ней заглянула старая знакомая, одетая в элегантный черный свитер ручной вязки, на котором красовался огромный белый бант. Эльзу поразила фактура изделия, с точностью имитировавшая объем и очертания банта. Она принялась выспрашивать гостью, где та заполучила столь оригинальную вещь. Выяснилось, что связала свитер некая армянская портниха, проживающая в одном из парижских пригородов. Через пару часов Эльза уже стояла на пороге ее дома, а еще через полчаса мило болтала с новой знакомой, попутно копируя схему вязания. Ради этой обновы Скиапарелли сама научилась вязать и смогла в точности повторить работу талантливой рукодельницы.

Эльза явилась в новом свитере на один из званых завтраков и имела там большой успех. По чистой случайности среди гостей был представитель американской компании Strauss, который тут же заказал девушке сорок таких свитеров, и к ним еще сорок юбок в придачу. Скиапарелли обязалась выполнить заказ в немыслимые сроки — всего за две недели. Одолжив денег, чтобы заплатить помощницам, она взялась за дело и выполнила свое обещание. На доход от этого заказа Скиапарелли открыла собственное дело — оборудовала под мастерскую чердак старого дома на Рю де ля Пэ и наняла нескольких вязальщиц.

Черный свитер с белым бантом стал для Эльзы счастливым билетом в мир моды. Она неустанно фантазировала: на смену бантам пришли кубические узоры, африканские мотивы и матросские татуировки, а вместо свитеров появились вязаные платья. В 1928 году Скиапарелли открыла магазин спортивной одежды Sciaparelli — «Роиг le Sport» (Для спорта). Разработанные ею модные наряды для гольфа, тенниса, пляжных прогулок и верховой езды пользовались повышенным спросом. Кстати, именно Скиапарелли в 1931 году совершила настоящую революцию в спортивной моде, нарядив теннисистку Лили де Альварес в «разделенную юбку», прототип современных шорт, шокировав публику столь дерзкой и откровенной провокацией.

Эльза обожала эпатаж и сделала его фирменной чертой своего стиля. Так, именно Скиапарелли создала раздельный купальный костюм (к тому же телесного цвета) и сразу же вызвала бурю критики и негодования, что тем не менее не помешало дамам выстроиться в очередь за интригующей обновкой.

 

Звезды сходят с небес

В 1930 году Скиапарелли, которую к этому времени весь Париж ласково называл Скиап, начала выпускать вечерние платья, шляпки и другие аксессуары. Ее наряды сочетали в себе женственность, утонченность, притягательную экстравагантность и вместе с тем отличались удобством и практичностью.

Несмотря на то что в 1930-е годы мир был охвачен Великой депрессией, на нарядах Скиап дамы предпочитали не экономить. В эти годы клиенткой Эльзы стала и знаменитая писательница Анита Лус, автор романа

«Джентльмены предпочитают блондинок» и сценария одноименного фильма. Лус, восхищенная стилем Скиап, с восторгом представила его голливудским модницам. В скором времени клиентками Эльзы стали Марлен Дитрих, Грета Гарбо и Джоан Кроуфорд. Все они облачались в платья Скиап не только на экране, но и в жизни. А Кэтрин Хепберн и вовсе однажды призналась, что настоящий успех пришел к ней только после того, как она стала носить одежду марки Скиапарелли.

Пожалуй, самым долгим и плодотворным было сотрудничество Скиапарелли с блистательной кинозвездой Мэй Уэст. Их знакомство быстро переросло в дружбу. Обворожительная, раскованная и дерзкая блондинка с шикарными формами, источавшая сексуальность, — лучшей рекламы для Скиап и придумать было нельзя. Да и сама актриса отзывалась о талантах подруги только в превосходной степени.

В результате Эльза Скиапарелли стала обладательницей долгосрочных голливудских контрактов. И хотя ее соперница Коко Шанель подписала с «Фабрикой грез» аналогичное соглашение, голливудское руководство в скором времени его расторгло, поскольку на экране платья мадемуазель Коко смотрелись… крайне невыразительно.

В 1934 году Скиапарелли продолжила свое триумфальное шествие по «мировому подиуму» — открыла в Лондоне первый в мире бутик, воплощая в жизнь свою идею создания небольших магазинчиков модной одежды. Скиапарелли, кстати, стояла и у истоков направления прет-а-порте, то есть промышленного производства модной одежды стандартных размеров. Она же первой из модельеров стала давать названия не только отдельным моделям, но и целым коллекциям. Свою дебютную линию Эльза назвала «Стой, смотри и слушай». Затем последовала экстравагантная «Музыка» — наряды, украшенные изображениями музыкальных инструментов и нотными знаками.

Особый успех имела коллекция «Цирк», на которую дизайнера вдохновили гастроли знаменитого циркового шоу Барнума. Модели этой линии были украшены изображениями слонов, клоунов, акробатов на трапециях. Пуговицы в виде фигурок гимнастов складывались в различные слова. Дамские сумочки имели форму воздушных шаров, шляпки имитировали конусообразный рожок мороженого, а перчатки походили на белые полосатые гетры.

 

Сумасшествие со знаком «сюр»

С формами кроя Скиапарелли предпочитала не экспериментировать, но с сочетаниями цветов творила нечто невообразимое. Ее близкий друг Жан Кокто не ошибся, сказав: «Эльза умеет заходить слишком далеко». В эпоху безраздельного господства белого и серого она виртуозно смешивала оливковый, пурпурный и алый. С легкостью могла пустить по бирюзовому жилету кант цвета красного вина. К черному платью предлагала надеть ярко-красные чулки, а розовый наряд украсить пятнами зеленого.

К розовому цвету Эльзу питала особую слабость. В1936 году она явила миру свой фирменный shoking pink (шокирующий розовый) — сногсшибательный оттенок розового, столь любимый современными знатоками моды. Он стал фирменным знаком Скиап и появлялся везде, где только возможно, от платьев до помады. Позже Эльза выпустила авторские духи «Shocking» в флаконе, формой напоминающем обнаженный женский торс. Это смелое дизайнерское решение вполне оправдывало название духов — публика пребывала в шоке. Спустя пять десятилетий хитом на все времена станут духи Жана-Поля Готье в похожем флакончике.

Эльза любила экспериментировать и с материалами. В ход шли не только традиционные ткани, но и джутовая мешковина, целлофан, обезьяний мех и даже солома. Скиап принадлежит и еще одно революционное новшество — она первая вшила в вечернее платье застежку-«молнию». До этого момента «молнию» использовали только в сумках, и ее применение в качестве элемента вечернего наряда было неслыханной дерзостью.

Знакомство с сюрреалистами помогло бурной фантазии Эльзы раскрыться в полной мере. Скиап была дружна с Тристаном Тцара и Фрэнсисом Пикабиа, а также с Жаном Кокто и Пабло Пикассо, Андре Бретоном и Кристианом Бераром. К примеру, именно Жан Кокто помог ей создать оригинальный жакет с изображением обнимающих рук.

Однако самым ярким был творческий дуэт Эльзы Скиапарелли и Сальвадора Дали. Чего стоит одно только эпатажное платье с омаром в окружении листьев петрушки, в котором, к удивлению Эльзы, пожелала блистать сама герцогиня Виндзорская! Сенсацию произвели и жакет с карманами в виде выдвижных ящиков, который с удовольствием носила Гала Дали, и розовый диван в виде губ Мэй Уэст, украсивший бутик Эльзы. Скиап и Дали создали серию невообразимых аксессуаров: перчатки с приклеенными искусственными ногтями и кармашками для спичечного коробка; дамские сумочки в форме телефона и яблока; шляпки в виде бараньей отбивной, чернильницы и женской туфли.

 

Особый восторг у модниц вызывали умопомрачительные украшения от Скиап. Самое известное из них представляло собой ожерелье из искусственных жуков в прозрачном пластике, создающее иллюзию ползущих по шее насекомых.

Все это, бесспорно, привлекало дам не только во Франции, но и во всем мире. Талант и творческая энергия Эльзы восхищали и мужчин. Лндре Бретон писал о Скиапарелли: «Она лучшая из женщин; она лучше женщин; она практически не женщина. Она — Творец, чистый дух, лишенный цепей собственной плоти».

 

Итальянская художница против скучного мещанства

Когда у Коко Шанель спросили, завидует ли она успеху Эльзы Скиапарелли, она воскликнула с ехидством: «Да нет, что вы! Это никому не известная итальянская художница, которая всего лишь шьет одежду!» На самом деле Шанель видела в Скиапарелли серьезную соперницу. Больше всего Коко раздражало, что невесть откуда взявшаяся выскочка покушается на титул законодательницы мод, самой Шанель доставшийся ценой упорного труда. Она беспощадно высмеивала эпатажный стиль Скиап, утверждая, что ни одна здравомыслящая женщина таких нарядов не наденет. Эльза отвечала колкостями в том же духе, называя Коко скучной мещанкой.

Соперничество двух королев моды напоминало холодную войну, причем в ход шли все приемы, на которые только способна женская фантазия. Ходили слухи, что как-то раз Шанель на одном из званых ужинов любезно усадила «заклятую подругу» на свежеокрашенный стул, а потом так же любезно сообщила, что новый штрих весьма гармонично дополняет ее вечерний туалет. Эльза в долгу не осталась и щедро украшала свои наряды карикатурными изображениями Шанель. Масла в огонь подливало и то, что обе они вращались в одних и тех же светских кругах.

Они не гнушались переманивать друг у друга клиентов. Так, знатная модница и светская львица, наследница империи Зингера Дейзи Феллоуз поначалу была почитательницей мадемуазель Коко.

 

Однако со временем она сдружилась со Скиап и отдала предпочтение ее нарядам. Переметнулась к Эльзе и экстравагантная Гала Дали, с которой они не только стали близкими подругами, но и создали вместе множество эпатажных моделей.

В мире моды Скиапарелли была зеркальной противоположностью Шанель. Эльза предпочитала стихию сюрреализма, буйство красок и вычурные фасоны, Коко — вечно живую классику, сдержанную цветовую гамму, плавные линии кроя. Скиапарелли стремилась показать в одежде яркую индивидуальность и оригинальность женщины, шокировать, бросить вызов, Шанель — подчеркнуть красоту фигуры в выдержанном утонченном стиле. У Коко Шанель было маленькое черное платье, а у Эльзы Скиапарелли — яркий жилет с широкой линией плеч и черный берет. Коко прекрасно шила, но абсолютно не умела рисовать, в отличие от Эльзы, которая виртуозно создавала на бумаге фантастические модели, но понятия не имела, как обращаться с иголкой.

Непримиримые соперницы резко различались и взглядами на жизнь. Шанель была признанной красоткой, никогда не знала отбоя от поклонников и с легкостью заводила новые романы. Воспитанной в строгости Скиап подобный образ жизни претил, к тому же неудачный брак заставил ее с опаской относиться к мужчинам. С грустной улыбкой Скиапарелли сказала как-то: «Мужчины восхищаются сильными женщинами, но они их не любят. Есть среди нас и те, кому удалось сочетать в себе силу и нежность. Однако большинству пришлось достигать всего в одиночку, сознательно отказавшись от личного счастья».

 

В лучах заката shoking pink

Разглядеть знаменитого кутюрье в той Скиапарелли, какой  она была в повседневной жизни, действительно было трудно — скромная, даже робкая женщина все свободное время посвящала своей ненаглядной Гого, которую ей практически удалось вылечить. Она старалась дать дочери все то, чего сама так никогда и не получила от родителей, — подлинную нежность и заботу. Гого выросла умной и обаятельной девушкой, любящей свою мать.

Когда началась Вторая мировая война, Скиапарелли не остановила работу модного дома. Она принялась шить комплекты одежды для бомбоубежищ и костюмы для прогулок во время бомбежек. Невзирая на строгие запреты и ограничения, введенные немцами на оккупированной территории, Эльза выпускала экстравагантные пальто цветов французского триколора с пуговицами в виде буквы S — не то инициал ее имени, не то символ доллара.

В 1940 году друзьям удалось уговорить Эльзу на время покинуть Францию, чтобы прочитать в США курс лекций о моде. Скиапарелли уехала, но ее модный дом продолжил работу и выпускал одежду до конца войны. Вместо Эльзы им руководила ее близкая подруга модельер Беттина Бержери. Именно она приняла на работу будущего творца высокой моды Юбера де Живанши, для которого впоследствии стала главной вдохновительницей.

А в 1944 году порог ателье Скиапарелли переступил молодой, еще никому не известный Пьер Карден.

После войны Эльза вернулась в любимый Париж. Казалось, все складывалось идеально: она была абсолютно счастлива, ее ждали сотни новых заказов, ненавистная соперница Коко закрыла свой дом моды еще во время военных действий. Однако на мировой подиум уже вышел Кристиан Диор со своим «New Look». «Новый взгляд» буквально взорвал мир моды и затмил все, что было до него. Эльзе пришлось отступить. Некоторое время она продолжала экспериментировать и выпускать новые коллекции. В эти годы модницам особенно запомнились и полюбились ее фирменные солнечные очки с гигантскими ресницами.

В 1952 году Скиапарелли получила эксклюзивный заказ — костюмы для легендарного фильма «Moulin Rouge» с Жа Жа Габор в главной роли. Это была лебединая песня Скиап… После у нее начались серьезные финансовые трудности, которые в 1954 году вынудили Эльзу объявить о закрытии дома моды в связи с банкротством. По иронии судьбы в том же году вновь открылся дом моды Коко Шанель.

Покинув мир моды, Скиапарелли с семьей перебралась в Тунис. К этому времени того уже успела родить двух дочерей, овдоветь и выйти замуж второй раз — за итальянского маркиза Каччиа Поти ди Джулиано. Эльза была счастлива, и единственное, что омрачало ее дух, — проблемы со здоровьем. Остаток жизни Скиап провела в окружении семьи, вдали от досужих сплетен и светской шумихи. Она скончалась 13 ноября 1973 года в возрасте восьмидесяти трех лет. Эльзу Скиапарелли похоронили в Париже, в платье ее любимого цвета shocking pink.

Эльза Скиапарелли сказала как-то, что создание одежды представляет собой «самое трудное и неблагодарное искусство, потому что вскоре после того, как платье появится на свет, оно становится вещью прошлого». Но Скиап все же заблуждалась, несмотря на то что спустя десятилетия ее имя оказалось предано забвению, а имя Коко Шанель и сегодня известно каждому, даже далекому от мира моды человеку. Скиапарелли заразила частичкой своего сюрреалистического сумасшествия многих. К примеру, Вивьен Вествуд, британский дизайнер и создательница стиля «панк» в моде, с удовольствием носила «шокирующие розовые» колготки, шляпы-треуголки и прочую экстравагантную атрибутику. Последователями стиля Скиап можно смело назвать Джона Гальяно, Жана-Поля Готье, Франко Москино, Юбера де Живанши.

Внучки блистательной Скиап — Мариса и Берри Беренсон — унаследовали таланты бабушки и заставили публику говорить о себе. Мариса стала успешной моделью и актрисой, сыграла в фильмах «Смерть в Венеции» Лукино Висконти и «Кабаре» Боба Фосса. Берри, довольно быстро разочаровавшись в модельном бизнесе, сделала карьеру фотографа, работала с легендарными журналами «Vogue» и «Life». Жизнь Берри трагически оборвалась — она погибла в одном из захваченных террористами самолетов, таранивших Всемирный торговый центр в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года.

Некоторые современники видели в Скиапарелли лишь любительницу провокаций и эпатажа и не воспринимали всерьез ее находки и открытия. Многое из сотворенного модельером в 1930-е годы было по достоинству оценено лишь полвека спустя. Но одна из заповедей Скиап всегда находила отклик в сердцах: «Женщины не хотят выделяться, опасаясь пересудов, поэтому покупают себе серьезный костюмчик. Чтобы отличаться от других, нужно набраться смелости».

Читайте так же:

11 22 30 54 14 21 24 9

Комментарии запрещены.